LATEST NEWS

Have a quick look at our blog to show you all of the latest news from Europlan...

TEST

TEST
WHAT TO SAY HERE

EUROPLAN

The first choice for excellence....

EUROPLAN

The first choice for professionalism....

EUROPLAN

The first choice for understanding....

EUROPLAN

The first choice for reliability...

EUROPLAN

The ONLY choice for you !!!.

Friday, 22 June 2018

130 William skyscraper for New York will be "great for drones" says David Adjaye


British architect David Adjaye has spoken about the design decisions behind his textured concrete skyscraper for Manhattan, as more details and renderings of the project are released.
130 William by David Adjaye
Located at 130 William Street, the residential tower will feature facades textured with lumpy hand-cast concrete all the way up to its peak.
130 William by David Adjaye

This will make the high-rise perfect for drone photography – which could capture close-up images of the material even close to the top – and for avian wildlife to cling to, according to the architect.
"The building all the way to the top is going to be great for drones and birds," Adjaye told a group of journalists during the opening of a sales gallery for the project at 19 Beekman Street, on 18 June 2018.
130 William by David Adjaye
Shown in a 1:1 model of the building's concrete exterior mounted on the wall of the gallery – just a few blocks from where the 66-storey high-rise will be built – the lumpy form of the concrete facade will cast darker shadows across the grey surface.
But Adjaye intends the nubbly surface for his first New York skyscraper to only be revealed on closer inspection.
130 William by David Adjaye
"I call it a lava stone texture – almost like a molten material that's just frozen," he said. "I really wanted the reveal to have this texture where you saw the crystalline nature of the aggregates."

"I'm always talking about the weight of material that they're gravity based things, we tend to panelise everything and turn them into flat surfaces," said the architect. "What I didn't want is it to just be flat."
130 William by David Adjaye
By choosing this facade treatment for the skyscraper, Adjaye is among several architects ditching "default" glass facades for their towers in New York.
He hopes the exterior will provide a complementary, contemporary addition to the surrounding historic, brick commercial buildings in the city's Financial District.
130 William by David Adjaye
"I wanted something that would be part of this collection of high-rise buildings here but be very distinct in its own right," he said. "It's very much a 21st-century building."
At the event, hosted by the project's developer Lightstone, Adjaye also presented new exterior and interior renderings, maquettes of the tower, and a model apartment with an open-plan kitchen, living and dining room, and a bathroom.
130 William by David Adjaye
130 William's arched openings form a key structural component of the facades' stacked composition, which will cause the skyscraper to gradually taper inwards and created channels for collecting rainwater.
130 William by David Adjaye
This stacked "motif" will continue through the interiors of the building, for elements including a cantilevered reception desk. Adjaye describes this as one of many technically difficult but apparently "simple gestures" inside.
"I like to make things seem effortless, even though they are not," he said.
130 William by David Adjaye
Renderings also reveal designs for a host of amenities – from a children's play area designed for different activities and a "religious" basketball court with clerestory windows, to a dark cavernous swimming pool that appears to be in the basement but is actually "in the sky".
130 William by David Adjaye
The dark palette in the pool matches a mock-up of one of the 244 luxury condominiums inside the building. Standout features include a bathroom lined with serrated, monochrome marble tiles.
130 William by David Adjaye
Adjaye – who is a keynote speaker at the AIA Conference on Architecture in New York today, 21 June 2018 – gained his fame in the US for the National Museum of African American History and Culture in Washington DC.
His firm, which has offices in New York and London, recently completed a spy museum in New York and is working on a number of projects across America – from a library and events complex in Florida to a concrete art museum in Texas.
Renderings are by Binyan, courtesy of Lighthouse.

Studio Saxe transforms Costa Rican lodge into The Gilded Iguana surf resort

Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
Costa Rican architecture firm Studio Saxe has expanded an existing residence with hotel rooms and a pool to create a new resort in the beach town of Nosara.
The lush property, now known as The Gilded Iguana, began with a single house built in 1988.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
San Jose-based Studio Saxe added a new 30-room hotel building, along with a spa, store and other amenities – including a swimming pool at the centre of the site – to create a resort that covers 57,479 square feet (5,340 square metres).

Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
The A-frame house originally had two rooms on the first floor, before four rooms added in the 1990s.
Its new owners, a surfer and his family, wanted to bring the building back to life, so Studio Saxe remodelled it into a restaurant for the hotel and created offices upstairs.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
"Together with the owners, we decided to restore and revitalise the existing dilapidated house structure as a tribute to the memory it holds for locals, travellers, and the town at large," said Studio Saxe. "Everything except the house is new."
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
Hotel rooms are linked by outdoors steps and walkways around the new buildings, which have thatching over a series of small roof gables.
The roof design takes cues from local construction techniques, as well as the hand-made palm "palapas" that are commonly found on the beach for shade.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
Elements of the old house, with its simple wooden frame and balconies, are also referenced in the new hotel room building and reception area as well.

"The Gilded Iguana beach-house historic restoration is also one of the very few examples in Costa Rica that acknowledges the importance of preservation of traditional tropical architecture," the studio said.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
For interiors, natural materials like teak, palm and jute fabric are paired with concrete tiles to create a modern tropical touch.
Colour is introduced through geometric bathroom tiles, along with vibrant green in bedrooms and orange in the reception.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
Most of the bedrooms have private outdoor terraces – a characteristic of Studio Saxe's designs. Other examples by the firm are a hotel in the southern town of Santa Teresa with staggered, white guesthouses, and a contemporary villa with private porches from the upstairs bedrooms.
Gilded Iguana Hotel by Studio Saxe
"The studio carefully placed seating areas as well as water stations and surfboard racks along the entire property, which in turn provoke interaction amongst guests, and a more down-to-earth and authentic experience amongst travellers," said Studio Saxe.
The architecture studio has previously completed another hotel in the town of Nosara: a retreat with an open-air pavilion for practising yoga and working out.
Photography is by Andrés García Lachner.

Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine

Архитектурное бюро Design Engine спроектировало новое здание Хьюберта Перродо в колледже Святого Петра в Оксфорде.
Это первое многоуровневое здание, построенное в главном кампусе за последние двадцать лет.
Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Проект Перродо призван превратить Колледж Святого Петра в лучшее место для обучения, и сделать это он намерен с помощью совершенствования общественных и жилых пространств. 
Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Новое четырехэтажное здание включает в себя шесть кабинетов для учителей, конференц-залы, пространства для проведения мероприятий, а также террасу на крыше, с которой открывается великолепный вид на территорию колледжа.
Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Необходимо было создать многофункциональное и гибкое место, поэтому некоторые комнаты могут быть использованы и как учебные залы, и как гостевые спальни.
Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Важно было не просто создать новое здание, но и постараться сохранить архитектурную целостность всего колледжа и проследить, чтобы современные вмешательства имели собственную индивидуальность и идеально вписывались в общее эстетическое видение колледжа.


Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine


Новое здание колледжа в Оксфорде по проекту Design Engine



ФОТО: JIM STEPHENSON

Дом в розовых тонах

Американский декоратор Сьюэллен ­Грегори заразилась от своей заказчицы любовью к розовому цвету.
Кэти Акроп всегда считала, что держит страсть к розовому под контролем. Но, как известно, со стороны виднее. “Если Кэти надевает свитер, он будет розовым, а если надумает купить сумку, тоже выберет розовую”, — смеется дизайнер Сьюэллен Грегори. Так что, когда встал вопрос о том, какими будут стены в обновленном доме семьи Акроп, особых сомнений ни у кого не возникало.
Розовая комната. Люстра, Vaughan. Стулья переобиты тканью, Chivasso. Торшер, Shades of Light.
Розовая комната. Люстра, Vaughan. Стулья переобиты тканью, Chivasso. Торшер, Shades of Light.


Впрочем, не стоит думать, что Кэти — взбалмошная дамочка, которая не может похвастаться хорошим вкусом. Как раз наоборот — у нее отличный стиль, который не омрачает даже страсть к оттенкам фруктового зефира. Проблема заключалась не в количестве розовых вещей в ее гардеробе, а в том, что дом этой яркой женщины выглядел очень скучно. Сложно в это поверить, но до недавнего времени там господствовали черный, белый и серый цвета. Дело в том, что Акроп – хозяйка арт-галереи и всегда считала, что искусству нужны нейтральные стены, иначе оно потеряется на слишком ярком фоне. 
На полках встроенного шкафа — рисунки детей.
На полках встроенного шкафа — рисунки детей.


Грегори решила, что это надо срочно исправить — интерьер должен отражать личность хозяйки, и для начала уговорила Кэти заказать шторы с крупным цветочным принтом для столовой. Когда хозяйка увидела полотнища ткани, ниспадающие с высоты трех с половиной метров, то пришла в такой восторг, что немедленно созвала соседей, чтобы отпраздновать это событие. 
Гостиная. Диваны обиты тканью, Kravet. Настольная лампа, Visual Comfort. На стене работа Питера Фаулера.
Гостиная. Диваны обиты тканью, Kravet. Настольная лампа, Visual Comfort. На стене работа Питера Фаулера.


Вскоре после этого Кэти и ее муж Том затеяли в доме небольшую перестройку, а Грегори вызвалась помочь им с декорированием, в процессе которого увлеклась розовым цветом не меньше, чем ее заказчица. На террасе появились бледно-розовые обои с узором из цветов и листвы, в гостиной — ярко-розовый диван, а старые кресла получили новую обивку из ткани с пышными розами. Проходная комната между столовой и гостиной, прежде покрашенная в ­серый, теперь целиком покрыта глянцевой розовой краской. “Я вдохновлялась интерьерами Дэвида Хикса, — говорит Грегори. — В его исполнении розовый мог быть каким ­угодно, только не слащавым”. 
Цветы тоже вносят свою лепту в создание розового безумия.
Цветы тоже вносят свою лепту в создание розового безумия.


В других комнатах декоратор действовала не так радикально, обновляя интерьер с помощью тканей, подушек и тому подобных мелочей. Но и этого хватило, чтобы дом полностью преобразился.
Проходная комната между столовой и гостиной. Стены покрыты глянцевой розовой краской. Диван обит тканью, Kravet.
Проходная комната между столовой и гостиной. Стены покрыты глянцевой розовой краской. Диван обит тканью, Kravet.


Очень быстро хозяйка дома убедилась, что яркое окружение не только не спорит с живописью и фотографиями, но и помогает преподнести их в самом выгодном свете. Например, длинные цветастые подушки на диванчиках в гостиной создают пару абстрактной работе ­художника Питера ­Фаулера, выполненной в схожей палит­ре. Дочери Кэти, которые поначалу скептически ­отнеслись к затее своей родительницы, вскоре с удовольствием признали, что все вышло очень удачно. 
Столовая. Винтажные стулья перекрасили белой глянцевой краской, чтобы усилить контраст с тканью, Designers Guild. Пол выкрашен светло-серой краской оттенка Gray Owl, Benjamin Moore.
Столовая. Винтажные стулья перекрасили белой глянцевой краской, чтобы усилить контраст с тканью, Designers Guild. Пол выкрашен светло-серой краской оттенка Gray Owl, Benjamin Moore.


Розовый цвет — как магнит. И не только для Кэти. “Что бы мы ни делали, рано или поздно всегда оказываемся в розовой комнате”, — говорит хозяйка дома. Даже собака Акропов кавалер-кинг-чарльз-спаниель Джейн чаще всего находится именно здесь: она любит дремать, устроившись под боком у Тэда, пока тот листает свою утреннюю газету. 
Столовая. Диванчик обит тканью, Fabricut. Шторы, Schumacher, стали началом перемен в доме.
Столовая. Диванчик обит тканью, Fabricut. Шторы, Schumacher, стали началом перемен в доме.


Кстати, сам Тэд, после того как семейный дом тотально порозовел, устроил себе “берлогу” в гараже. Но утверждает, что дело вовсе не в цвете. Просто его любимый телевизор был изгнан из интерьера, поскольку не вписывался в новый образ. “Я живу в мире девичьих грез”, — смеется он. 
Кухня с табуретами по дизайну Гарри Бертойи и красными акцентами.
Кухня с табуретами по дизайну Гарри Бертойи и красными акцентами.


Не так давно Акропы снова собирали гостей — в честь своей дочери Эммы, которая поступила в колледж и собирается покинуть родительский дом. С точки зрения Грегори, это была идеальная семейная вечеринка. “Кажется, радость излучали даже стены дома, и все это почувствовали, — говорит декоратор. — Мне кажется, Кэти научилась доверять себе и прислушиваться к моим советам. И они с мужем прекрасно знают, что, стоит только впустить меня на порог, я обязательно придумаю что-нибудь новенькое!”
В комнате при входе в дом появились полки для кол­лекции фарфора и место для составле­ния букетов. Столешница сделана из каррарского мрамора. Смеситель, Kohler.
В комнате при входе в дом появились полки для кол­лекции фарфора и место для составле­ния букетов. Столешница сделана из каррарского мрамора. Смеситель, Kohler.


Терраса с видом на сад. ­Стены оклеены обоями, Peter Fasano. Подушки, Kathryn M. Ireland. Зеркало из магазина Mirror Image Home. Светильник, Visual Comfort.
Терраса с видом на сад. ­Стены оклеены обоями, Peter Fasano. Подушки, Kathryn M. Ireland. Зеркало из магазина Mirror Image Home. Светильник, Visual Comfort.


Фрагмент прихожей. В некоторых помещениях розовый цвет присутствует только в виде аксессуаров, но это все равно работает на общий результат.
Фрагмент прихожей. В некоторых помещениях розовый цвет присутствует только в виде аксессуаров, но это все равно работает на общий результат.



ФОТО: АННИ ШЛЕХТЕР / GMAIMAGES, ПРОДЮСЕР ДОРЕТТА СПЕРДУТО
ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ №6 (174) ИЮЛЬ 2018